tushisvet: (Default)
39.67 КБ

У замечательной грузинской Тины вышла книжка, с чем я ее, радостно повизгивая, поздравляю! Но еще больше я поздравляю ее с такой бабушкой, о которой хочется написать теплую книжку.

Мне в этом отношении тоже страшно повезло. Прямо несказанно!))

Бабушка моя носила универсальное имя - Евгения. И мальчику подойдет, и девочке. Кстати, и сестры у нее были с такими же именами – Серафима, Александра.. Черт, а остальных не помню, только разве что Надежду, которая была родной только по отцу и поэтому из ряда выбивалась. А вообще, если не путаю ничего, сестер было пять.
Подозреваю, что мне в бабушки выдали самую твердокаменную. Хотя и приучили звать ее бабусей.

Так вот, моя бабуся была строгих правил. Она знала, что хороший, правильный человек, это тот, который «гвозди бы делать из этих людей». Бабуся начала делать из меня Гвоздь с самого детства. В общем, сразу было понятно, что Гвоздь из меня выйдет хуевый, но бабуся была упорна.

Первым делом она взялась за мои кудри. Потом за нравственность. Первое предполагалось пригладить и окультурить, второе – насадить, во что бы то ни стало. С кудрями она боролось посредством гребешка, не обращая внимания на мой скулеж. За нравственность воевала, выпалывая все, что казалось ей «неприличным».

Как-то раз я безответственно рисовала Принцессу, как рисуют их все девочки первоклашки. Принцесса вышла отменная, хотя и только до бедер (дальше тетрадный лист кончался), с прямыми длинными волосами, с выпученными жабьими глазами, в сильно облегающем платье. Одну перпендикулярную черточку, обозначающую манжетик, я успела нарисовать, а вот вторую и вырез – нет, куда-то понеслась и забыла.

Бабуся этот листик надыбала и устроила дикий кипеж – девочка рисует ГОЛЫХ!
Голых я к тому времени видела и не раз, в той же бане, к примеру. А еще за невысокой стенкой в бабусином же дворе был какой-то колхозный гараж или автобаза, хер его знает, и мы, дети забирались на ящики у стены и подглядывали за тамошним сторожем. Он ходил по комнатке и теребил что-то противное грязно-розовое, торчащее из расстегнутых брюк.

Но мне и в голову не приходило, что это – и голые тетки в бане, и сторож – достойно изображения в моей принцессиной тетрадке.

Второй раз я вляпалась, когда решила порадовать бабусю загадкой «Что делал мальчик надев очки?» . Она, на мой взгляд, была родственницей другой такой же загадке – «На балконе ходят?». Бабуся родственных связей загадок не углядела, зато углядела, что я стремительно качусь в безнравственную пропасть и устроила дикий кипеж еще раз.

В общем, бабуся всегда была на вахте и блюла. За выволочкой следовал полный игнор.
И когда из родительского веселого и безалаберного дома я попадала в дедушко-бабушкин – изнывала. Деду вообще все было похер, как мне кажется, зато он вкусно курил, играл на свой трубе или трмбоне и каждый день приносил домой сливочное мороженое, на обертке веселые белые медведи съезжали в горы на санках. А бабусе – как раз было не похер.

Если я торопилась во двор, показать девчонкам новенькую кукольную кухню, где даже часики были – бабуся читала мне лекцию на тему «хвастовство и его гибельные последствия для юной личности». Если потягивалась за столом просто от счастья что вот, настал новый день и солнце ломится в окна, и тело, а также его руки-ноги требуют прыжков и взмахов – рассказывали про хорошие манеры. А на робкие попытки чего-нить срифмовать бабуся отвечала одним-на-все-времена рассказом, как она школьное сочинение написала в стихах и получила отметку «Изложение блестящее, но страдает орфография». Я страдала вместе с орфографиейи и чувствовала себя лохматым и бездарным идиотом и подкидышем в славной семье.

На море мы ходили с маленьким домашним будильником. Я с тоской следила за его медленными стрелками, потому что раньше, чем через 15 минут прогревания на солнце меня в воду не пускали. И спать загоняли тоже по будильнику, даже если до конца интересного фильма с какими-то приключениями и странствиями героев, оставалось совсем немного, не больше получаса. Я смотрела на полосу синеватого телевизорного света под дверью и мечтала изломать бабусин деревянный каркас, на котором она растягивала, связанные ею же, ажурные пуховые платки.

Отдельной пыткой была еда. Кормили бульоном. В нем плавали клецки из манки и куриные грустные головы. У голов были глаза, маленький кукольный череп с крохотным мозгом и бледный гребешок. Это полагалось есть. Сначала я выла, пыталась спрятать голову под клецку, потом привыкла и даже полюбила. Тогда, наверное, я и рехнулась))

Кстати, нельзя сказать, что я бабусю не любила. Скорее, воспринимала ее, как данность. Как махачкалинский ветер, который всегда дует тебе прямо в физиономию, но приятен и даже ласков, если притерпеться. И книжки с бабушками, из которых внуки веревки вьют, читала с некоторым недоумением. Эти бабушки казались подменными, ненастоящими, дурацкие какие-то!

И вдруг к бабусе из каких-то дальних ебеней приехала ее бывшая ученица. Это была толстая тетенька по имени Софа. Она зевала, не прикрывая ладошкой золотозубую пасть, потягивалась за столом, чесала подмышкой, оставляла за собой в ванной витой кудрявый волос, не ела курицыных голов и хвастала, какой у нее хороший сын. Сын стоял рядом, почтительно молчал и поправлял маме бретельку лифчика, выбившуюся из-под сарафана. Мне хотелось отпиздить этого нового правильного мальчика, и еще я надеялась, что бабуся сейчас уроет эту Софу и не даст ей мороженное с веселыми медведями. Дала. Не урыла.

Это было очень странно. Очень! Как сейчас бы сказали – разрыв шаблона. Я не представляла себе, что посторонний вроде бы человек может так любить мою бабусю, чтоб добровольно ехать к ней в гости, называть ее Женечка, хоть и на «вы» и целовать в сухую строгую щеку. И что бабуся будет ответно смеяться, разрешать «уличные» пирожки-тошнотики в своем доме и даже не вскинется на морской песок, высыпавшийся из Софиного слоновьего купальника прямо на вымытый пол – тоже не представляла.


Бабуся прожила долгую жизнь. Дождалась правнуков и даже праправнучки и до конца жизни оставалась верна себе. Ела по будильнику, то есть, в определенное время шла на кухню и садилась за пустой еще стол, с укором глядя на маму. Говорила6 "Я так устала жить!" и тут же зорким взглядом ныряла в родственные тарелки – вдруг у кого на полкотлеты больше? Вроде бы засыпала в кресле и не реагировала на мои манипуляции с баром, но, когда приходила мама, вскакивала и кидалась ей навстречу с донесением «Она брала водку!». И очень хорошо помнила свое победительное стихотворное сочинение. Она перестала красить волосы в рыжий и мама стригла ее очень коротко. Из-за чего бабуся стала похожа на странного серебристоволосого мальчика. Только нос и уши были не мальчуковые, будто они продолжали расти, когда сама бабуся стала усыхать.

Бабуся не сделала из меня достойный Гвоздь, но всех остальных переупрямила всех и все. Даже возраст. Остановилась на цифре 90 и игнорировала календарь, будто у него немытые руки, слишком громкий смех и голые принцессы в школьных тетрадках.
Read more... )

Profile

tushisvet: (Default)
tushisvet

July 2012

S M T W T F S
12 34567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 06:26 pm
Powered by Dreamwidth Studios